28
Апр

Совмещение реальностей

   Posted by: admin   in

Совмещение реальностей.

Глава – 1.

- Прохор, Прохор, подь скорее сюды, глянь, чего я нашёл.

- Никола, это ж человек, а на него потребно говорить ни чего я нашёл, а кого я нашёл. Сколько можно. Ты уже давненько в городской страже служишь, пора бы и поотвыкнуть от своих деревенских привычек. Хотя, – после недолгой паузы, произнёс Прохор, – это больше похоже на «чего», чем на кого.

Этот странный разговор доносился до Алексея, откуда-то издалека. Он никак не мог раскрыть глаза и соответственно понять спит он ещё или уже проснулся, и относится ли этот странный разговор к нему непосредственно, или это продолжение какого-то странного сна.

- А ну-ка, Никола, ткни его в бок, только легонько, кабы не заколол, может живой ещё.

За этими словами последовал укол в бок чем-то острым и тяжёлым. Алексей начал понимать, что это уже не сон напрягся и постарался открыть глаза. Открыв, их он понял, почему было так неудобно лежать. Вместо мягкой, привычной подушки голова покоилась на каком-то булыжнике, а сам этот булыжник был вывернут из мостовой, на коей Алексей в данный момент и лежал. Голова страшно болела, что невозможно было даже ей пошевелить, а уж о том, чтобы подумать и проанализировать ситуацию, не было и речи.

Тем более, что ситуация была совсем непонятная. Открыв глаза, Алексей кроме мостовой увидел две пары сапог, причём сапог довольно странных. Сапоги были явно мужскими, но отнести их к каким либо известным ему маркам он не смог, и принадлежали они, скорее всего тем голосам, которые он только что слышал.

- Ой, Прохор, гляди, глаза открыл, точно живой. Вот незадача-то, теперь придётся в участок тащить.

- Погоди, Никола, может сам пойдёт. Тута его точно оставлять не можно. Уж больно вид у него странный, да и по голове ему прилично приложили, вроде, как и тем самым булыжником, на котором он почивать изволит.

- Давай, Прохор тогда поднять попробуем, может сам пойдёт?

Парочка потеребила ещё раз Алексея, тот же в свою очередь решил не показывать признаков жизни. «Надо, – подумал он, – пусть несут, а я тем временем огляжусь по сторонам да попытаюсь вспомнить, что такое со мной произошло».

Дослужившись, к своим тридцати семи годам до звания полковника, пройдя все мыслимые и немыслимые горячие точки, офицер спецназа ГРУ Алексей Павлович Мещеряков, ушёл на пенсию. Благо выслуги в льготном исчислении было больше чем лет от роду, и решил переехать в родной Киев. Здесь ему предложили должность начальника безопасности одного из крупных коммерческих банков, на что он немного подумав, дал согласие, тем более, что банк купил квартиру и предложил довольно приличную зарплату, превышающую в несколько раз его годовую пенсию.

Постоянные переезды, командировки, так и не дали ему обзавестись семьёй. Как только намечались более или менее серьёзные отношения его обязательно отсылали в командировку, из которой он непременно попадал в госпиталь то с лёгкой контузией, то с пулевым отверстием, что напрочь, отбивало у противоположного пола желание связывать с ним свою судьбу и становиться потенциальной вдовой. Так и дожил он холостяком до своих тридцати семи. Сейчас же, проработав уже год в банке, Алексей серьёзно подумывал обзавестись семьёй. Человек он был ещё не старый, да и внешний вид имел вполне презентабельный. Коротко подстриженные тёмные волосы с лёгкой сединой на висках, сто восемьдесят сантиметров роста, поджарый, с хорошо развитым телом, привыкшим к длительным физическим нагрузкам. Алексей не давал себе расслабляться и на пенсии, три раза в неделю, регулярное посещение спортзала, давало возможность поддерживать себя в хорошей форме. Да и девушку встретил, как ему казалось, вполне достойную. Коренная киевлянка, Аня была скромная, и совеем не похожая на современную молодёжь. Она работала в том же банке, что и Алексей. Они познакомились на какой-то корпоративной вечеринке, и Алексей сразу понял, что это имена та девушка, которую он искал всю жизнь. С ней было как-то покойно и надёжно.

- Тяжёлый, дьявол его забери, – сквозь головную боль и пелену услышал Алексей голос одного из парочки. – Давай, Прохор помогай, дотянем его вон до той повозки и на ней в участок отвезём, чай хозяин не откажет.

- Ты, Никола его для начала переверни, да обыщи, а я пока пойду, подгоню мужика с повозкой сюда.

- Чего его обыскивать-то, вишь совсем не шеволится.

- Обыскивай, тебе говорят, – прикрикнул Прохор. – Мало ли чего, может притворяется.

Алексей услышал удаляющиеся шаги одного стража, второй же бесцеремонно перевернул его на спину, от чего голова скатилась с булыжника и сильно ударилась о мостовую. Сильная боль в районе затылка пронзила и без того раскалывающуюся на мелкие кусочки голову. Видимо от этого Алексей на мгновение потерял сознание и очнулся уже в повозке. Приятно пахло свежим сеном, повозка медленно катилась, постукивая по булыжной мостовой.

- Опять какие-то странности начинают твориться. – Донёсся до Мещерякова разговор идущих рядом с повозкой стражников. – Странный человек нам, Никола, попался. И одёжка на нём совсем непонятная. Я сколько лет в страже служу, сколько иноземных посольств к нам в стольный град приезжало, а никогда я в таких одеждах людей не видывал. На вид человек не бедный, похоже из знатного роду, а портки рваные и на ногах обувка какая-то непонятная. Бумаг опят же при себе никаких нет, документов.

- Ну, документы, положим, могли и лихие люди позаимствовать, ведь кто-то огрел его этим булыжником. – Ответил второй.

- Могли-то они конечно могли, да вот смотри бумажки вот эти, да монеты, вроде как на деньги походят, ведь не взяли их.

- И то, Прохор, верно, но деньги-то больно странные. Монеты так сплошь медяки, иль того мельче. А бумажки? Коль ты таких николь не видывал, так откуда разбойникам-то, про них знать?

- Ты Никола не прав. Разбойники они всякие деньги знают, это мы с тобой на княжеское жалование живём, вот и не охотимся за чужими деньгами, а разбойнички они-то по всему свету шастают, им всё одно какие деньги, лишь бы деньги. Да и штука вот эта, что под мышкой в кобуре у него была. Вроде как оружие, а как действует и чего с ним делать не пойму.

- Может это не оружие, может это такая штука орехи колоть.

- Балда ты Никола деревенская, зачем это господину «орехоколку» с собой в кобуре таскать? Чай у него прислуги дома нету, чтобы орехов наколоть?

Слушал Алексей этот разговор и всё больше и больше ничего не мог понять. Он попытался восстановить события вчерашнего дня, но получалось с трудом. Он конечно помнил, что вчера управляющий банком устроил большую корпоративную вечеринку. Банк отмечал свою десятую годовщину и по этому поводу был заказан тихий, уютный ресторанчик на Подоле, на берегу Днепра. Основные торжества прошли в главном офисе, было много поздравлений от клиентов и коллег, посетило банк руководство города, а здесь в ресторане собрали исключительно сотрудников, и по этому управляющий принял решение отклониться от классического этикета и вечеринку провести в свободной форме.

Жарким июньским вечером все были рады, что можно отказаться от повседневных костюмов и надоевших галстуков. Женщины надели лёгкие летние сарафаны, а мужчины лёгкие полотняные штаны и гавайские цветные рубашки. Алексей не был исключением, единственное, что он с собой прихватил, так это лёгкую летнюю куртку, под утро могло потянуть с Днепра прохладой. Всё это он помнил хорошо.

На вечеринке Алексей прилично выпил, много танцевал и веселился, а когда Аня попросила его собираться домой, на отрез отказался.

- Алёша поехали домой, пора уже, времени посмотри уже сколько.

- Анечка, детка, веселье только начинается, а мы с тобой уйдём, некрасиво получится.

- Алёша я сегодня очень устала, да и с каких это пор ты стал обращать внимание на то, что подумают вокруг.

- Аня, давай не будем обсуждать при людях, на что я обращаю внимание, а на что нет. Устала я сейчас вызову такси и отправлю тебя домой, отдыхать, нет, оставайся здесь и через время поедем вместе.

- Нет я лучше поеду домой, и лучше к родителям, а то чего доброго придумаешь ещё домой притащить эту Люську, секретаршу. Очень некрасиво может получится.

- Анечка, дорогая, ну о чём ты говоришь, какая Люська.

- Всё та же, секретарь шефа, а то я не вижу какими глазами, она на тебя весь вечер смотрит.

- Анечка, я тебя умоляю. Это же она смотрит, а не я на неё. Мне вполне достаточно на тебя смотреть.

- Вот только танцевал ты почему-то весь вечер не со мной, а с нею.

- Я со всеми девушками танцевал.

- Но с нею чаще всего.

- Ладно, Аня, давай не будем, ты тоже никому не отказывала в танце, когда тебя приглашали.

- А что я должна была сидеть и ждать когда ты наконец на меня внимание обратишь и пригласишь потанцевать?

- Анечка, солнышко, я на тебя давно уже внимание обратил, и только тобой всё моё внимание занято.

- Что же тогда с Люськой всё время танцуешь?

- Аня, хватит, я не давал тебе повода для ревности.

- Действительно, хватит, Алексей Павлович, – перешла Аня на официальный тон, – вызывайте такси и если захотите меня завтра увидеть, я буду у родителей, позвоните, постараюсь выделить Вам несколько минут.

С этими словами Аня развернулась и пошла в сторону стоянки такси. Это была их первая ссора, и этот разговор Алексей тоже прекрасно помнил, но дальше его мысли терялись. Он снова пил с коллегами, с сотрудниками своего отдела, танцевал, потом все начали потихоньку расходиться. Из размышлений его снова вывел разговор стражей.

- Так вот Никола, мне ещё мой дед сказывал, а ему его дед, что много, много лет назад, перед последним совпадением тоже такое наблюдалось. Люди пропадали совсем бесследно, появлялись ниоткуда. А ещё, говорят, что вчера нашли тело, так жизнь из него выпита была. Оно говорят в покойницкой тайной канцелярии сейчас, пытаются найти кто это таким паскудством опять занялся.

- А как это выпита, Прохор.

- Да очень просто, Все кто его знали, в один голос утверждали, что от роду ему не более как лет восемнадцать, а на вид было так все шестьдесят. И от чего бы ему умереть? Ран на теле никаких, а он лежит, как будто стрелой прямо в сердце попали. Во какие дела Никола.

Что же со мной происходит? Куда я вообще попал? Размышлял Алексей. На улице рассветало, и за телегой слышались шаги встречных прохожих. Борта повозки были высокие, и поэтому Алексей не мог рассмотреть окружающую его местность. Но вот дорога пошла резко вверх и его взору открылся вид странного старого города. Далеко внизу виднелась широкая река, за нею поля ровными квадратиками колосились начинающими желтеть посевами, ближе, на этом берегу город начинался аккуратными, крытыми соломой мазанками. Ещё ближе поднимались уже двух, трёхэтажные, каменные дома под черепичными крышами. Всё это очень напоминало Киев, но только Киев далеко не двадцать первого века.

Ладно, чего гадать. Дождусь, пока доставят по месту назначения, а там видно будет. И он снова углубился в воспоминания вчерашнего вечера.

И так все разошлись, только вот Люся, секретарь шефа почему-то никак не хотела идти домой. Наверное, Аня таки была права, что-то она от него хотела. Официанты устало бродили между столами, собирая грязную посуду. Алексей уже совсем собрался идти ловить такси, как заметил возле барной стойки её. Люся сидела на высоком стуле и потягивала какой-то коктейль.

- Люсьен, – подошёл к ней Алексей, – может Вас всё-таки проводить домой?

- Алексей Павлович, да какой из вас уже провожатый, – попыталась отшутиться та, хотя по её взгляду было видно, что она ждала именно его.

Неужели Аня права и не пропускающая ни одного приличного мужика охотница в этот раз решила его затянуть в свою постель? Случись это ещё год назад, Алексей, не задумываясь, усадил бы её в такси и повёз к себе домой, но сейчас это было совершенно невозможно. Вот уже почти год, как они встречались с Анёй, и пусть их отношения ещё не были оформлены официально, у них была достаточно крепкая семья.

- Нет, Люся, я всё-таки вызову Вам такси.

- Алексей Павлович, мне пешком идти пару кварталов, до Андреевского спуска, по нему вверх и вот я уже дома, а такси будет объезжать через центр, это будет дольше.

- Хорошо, тогда я Вас провожу, а оттуда уже вызову машину.

Этот разговор вспоминался с трудом, и Алексею не давала покоя мысль о том, что он предшествовал чему-то более серьёзному.

Они шли по ночному Подолу, старыми улицами. Люся, как и всякая секретарша, девушка стройная, длинноногая и эффектная, но недалёкая, без умолку болтала, обсуждая события сегодняшнего дня и всех прошедших перед нею посетителей. Когда подходили к Андреевскому спуску, Алексея посетило лёгкое чувство тревоги, так и бывало раньше, там на службе, но тогда это могло предвещать только одно, там за следующим поворотом засада, враг, а что здесь. На всякий случай он стряхнул головой, прогоняя хмель, поправил под лёгкой курткой кобуру, хотя знал наверняка, что оружием, здесь в мирном, спящем городе пользоваться не будет и стал долее внимательно вглядываться в темноту. Старая улица поднималась круто вверх, булыжники мостовой уже начала покрывать утренняя роса, и от того они были немного скользкими, когда от дома впереди и справа отделилась тень.

- Ну что, шалава, очередного хахаля тянешь? – Раздался неприятный хриплый голос.

- Ой, Витя, а ты что тут делаешь? Алексей Павлович, это мой одноклассник, Виктор. Витя это наш начальник безопасности, Алексей Павлович. – Попыталась Люся представить мужчин друг другу.

- Да мне плевать кто это, у тебя каждый день новый начальник.

- А ты мне что, муж, отец, что ты меня контролируешь, – взяла она тон повыше. – Мы с тобой уже давно не живём и жить никогда не будем.

- Ну тогда и ни с кем не будешь, – в голосе молодого человека прозвучала угроза.

- Так молодёжь, – вступил в разговор Алексей, – завтра будете на трезвую голову отношения выяснять.

- А ты мужик лучше иди своей дорогой, может, тогда жить останешься, – посоветовал Виктор.

- Нет, дружок, так разговаривать мы не договаривались, – Алексей встал немного вперёд, тем самым, закрыв собой Люсю.

Атаку слева он скорее почувствовал, чем увидел, но почувствовал вовремя. Кроме Виктора в драку вступили ещё двое, они незаметно вышли из тени. В свете скупых фонарей мелькнули ножи, но державшие их руки были недостаточно опытны в обращении с холодным оружием. Короткими ударами Алексей отключил двоих из нападавших, руку Виктора взял в плотный захват, ладонь привычно легла на лоб и пальцы мягко но уверенно надавили на глаза. Но, что-то постоянно не давало ему покоя, какая-то фальшь была во всём разговоре. Но что? Это он понял в следующий момент.

- Люся, набери 102 с мобильного.

С этими словами он стал поворачиваться к девушке, взглянул в её глаза, увидел в низ одновременно злость и радость, её рука с огромным камнем уже опускалась на его голову. Темнота и в меркнущем сознании только полный непонимания крик девушки.

- Куда? Куда он делся?

Подъём прекратился, повозка проехала в высокую арку и в скорости остановилась.

- Давай, Никола, вытаскивай его, глянь сначала, может, оклемался уже да сам пойдёт.

Алексей попробовал пошевелиться, голова болеть не перестала, но ноги руки уже слушались, он потихоньку поднялся сам.

- Прохор, гляди, ожил вроде.

- Вот и славненько, давай мил человек, вылазь из повозки да иди с нами, будем разбираться кто ты да откуда.

Мещеряков потихоньку вылез из повозки. Теперь он мог рассмотреть своих сопровождающих. Картинка была ещё та. Перед ним стояло два стражника. Один, видимо, Прохор лет сорока, второй Никола, помоложе, около двадцати пяти. Одеты они были очень колоритно. Свободные прямые штаны из грубой, льняной ткани были заправлены в невысокие красные сапоги и подпоясаны широким кушаком. Распахнутые, длинные кафтаны ярко-синего цвета, открывали свободные, льняные рубахи, которые были зашнурованы спереди разноцветными плетёными шнурками. Рукава кафтанов стражников были отделаны серебристым галуном, причём отделка несколько отличалась, из чего Алексей заключил, что это своего рода знаки различия. Головы были покрыты отделанными мехом шапками, в цвет кафтанов. На боку у стражников висели узкие прямые мечи, в руках каждый держал по копью.

Повозка, на которой его сюда доставили, была запряжена двумя невысокими волами, на ней сидел не менее колоритный возница, хотя одежда его была не столь яркая, как у стражников, да и оружия видно не было.

Вокруг ходили люди, они с интересом смотрели на Алексея. Брусчатка с одной стороны упиралась в ворота, через которые они только что въехали, в обе стороны от них расходилась высокая стена, увенчанная зубцами и башенками, в другую сторону она устремлялась неширокой, прямой улицей, видимо к центру города.

Двери в здании, возле которого они остановились, были открыты, и Прохор тихонько подтолкнул Алексея к ним.

- Заходи, не мешкай, не смущай люд добрый.

Мещеряков вошёл в середину. Его глазам открылась небольшая комната с высокой стойкой, за которой виднелась голова ещё одного стражника, в глубине помещения было несколько решётчатых дверей, за закрытыми на замки, коваными решётками виднелись совершенно тёмные, без окон и какого-либо искусственного освещения камеры. Вдоль одной стены, напротив стойки стоял ряд табуретов, за стойкой и рядом с ней располагались двери, которые вели, скорее всего, в служебные помещения. Это был классический полицейский участок, каких за свою жизнь Алексей видел не мало.

- Проходи, мил человек, присаживайся. Вот господин хорунжий, – обратился Прохор, к сидевшему за стойкой стражнику. – Погляди, какого мы красавца в нижнем городе нашли.

Он достал из висевшей через плечо сумки ПМ и бумажник Алексея, положил всё это за стойку на стол перед начальником.

- А вот это при нём было. Документов никаких, а вот это, похоже, оружие какое, тока я не пойму что оно и к чему.

- Да видать по всему не из наших краёв, иноземец, наверное. Оставляй всё здесь, а его вон в камеру пока. Доложим по команде, а там пусть разбираются, куда его. Не понимаю Прохор, и чего вы его сюда тащили. Явно не горожанин. Скинули бы в реку, или канал, какой и никаких забот. Нет, всё тебе надобно. Теперь отписывайся, кто такой, откуда. Чего доброго ещё по тайным канцеляриям затаскают, не дай Бог.

- Да как модно, господин хорунжий, человек вроде как живой ещё был.

- Вот в том-то и дело, что вроде как живой, Вот и сделал бы его вроде как мёртвым.

- Так уж больно приметный, а как с посольством, каким к князю пожаловал?

- И то верно, ладно давай его в камеру. Ты с кем в патруле был?

- С Николой.

- Где этот оболтус?

- На дворе задержался, с возницей, что привёз нас сюда, лясы точит.

- Давай его сюда бегом. Да куда, куда побрёл? Этого вон в камеру спочатку определи.

Прохор провёл Алексея в ближайшую камеру и закрыл за ним решётку. Камера была узкая и совершенно тёмная. В дальнем углу стоял невысокий деревянный топчан, гладко отполированный, не одним задержанным. Не долго думая Алексей улёгся на него и постарался заснуть. Думать и гадать, что с ним произошло, и куда он попал, смысла не было. Всё одно придётся сидеть здесь и ждать начальства. Хорунжий, по всей видимости, человек, не обременяющий себя лишними проблемами, и тем более не принимающий ни каких решений. Для него самым простым выходом из любой непонятной ситуации было радикальное решение – нет человека, нет проблем.

Проваливаясь в тяжёлый сон, Алексей слышал распоряжения хорунжего.

- Значит так Никола, вот тебе свиток, дуешь сейчас в тайную канцелярию. Знаешь где это?

- Знаю господин хорунжий.

- Вот и хорошо. Значит этот свиток туда, а на словах расскажи подробно, где нашли, как нашли, может, чего говорил или бредил. Да опиши его хорошенько, чтобы заинтересовались, да забрали от нас поскорее. Всё понял.

- Всё, господин хорунжий, я бегом.

Сквозь сон Алексей слышал, как возвращались с дежурства стражники, докладывали о происшествиях за ночь, как приходили новые и получали задание на очередное дежурство. Все они подходили к его камере и тихонько переговаривались. В конце концов, он окончательно провалился в глубокий сон.

Полностью книгу можно найти здесь.

Или здесь

Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks